Жизнь

Для меня жизнь это явно больше, чем погоня за счастьем. Не знаю, насколько уместно в таком случае говорить о смысле, но если его все-таки как-то определять, то практически сразу становится понянаым, что слепая погоня за счастьем приводит к плачевным результатам. Лишенный настоящего внутреннего ориентира, человек может потеряться в пучинах собственных заблуждений, подобно курителю опиума, растворившемуся в вероломных парах дурмана.

Так что же, если не счастье, поставить выше, чем все остальное? Погоня за ним настолько занимает наши умы, что выбрать что-то другое, представляется невозможным. Однако, стоит лишь присмотреться к самому понятию счастья, как оно рассыпается на множество разрозненных определений. Но что стоит за ними? В чем суть самого понятия счастья?

Счастьем можно назвать желаемое чувство, к которому человек стремится. Им же можно назвать безудержный, лишенный внутреннего содержания угар. Спокойное удовлетворение, чувство выполненного долга – тоже счастье. Так ли много объединяет эти понятия, чтобы именовать их одним словом?

Первое счастье – в неведении, в легком чувстве невесомости и потери контроля над происходящим. Второй счастье – осознания, оно в ответственности, в меткой мысли и сделаном деле. И так же, как тяжелая работа просит отдыха, так и утомленная тяжестью человеческого пути душа, нуждается в необременительной легкости

Первое счастье, как сахар. Вкусно, приятно, но в избытке расшатывает здоровье, ослабляет. Второе, как приятная усталость, после тяжелой тренировки. Обрамляет становление крепнущего тела и духа. Не ради этого счастья в тяжелой борьбе с собой работало тело, как закалялась сталь, но ради самой борьба, непрерывного пути растущей воли. А сахар? Естся ради себя самого, безусловный в своем счастьи.

Так и в жизни. Делать что-то просто ради счастья, как кормить душу сахаром. Разжиреет, обмякнет и умрет себе тихо от сердечного приступа. Об этом говорят тысячелетия, об этом пишу и сейчас.

Жить надо, господа, ради души. А счастье? Счастье приложится.