Золотая середина между накопительством и аскетизмом.

Существует два полярных понятия — потребительство-скопидомство и спартанская аскеза. Минимализм находится на экваторе, балансируя между двумя этими явлениями. Можно назвать его золотой серединой и гармонией. Здесь поднимались темы — а где же грань между ними? Поделюсь своими мыслями по этому поводу, приведу примеры и цитаты. Всех приглашаю к обсуждению, буду рада отзывам.
Итак…

Накопительство. Девиз: «Всего-всего, и побольше, побольше!». Погоня за вещами, новинками, и в то же время жалость расстаться с накопленным «за него ж уплачено». Встречаются такие люди сплошь и рядом.

Минимализм Девиз: «Ничего лишнего». Но это совсем не синоним жесткого самоограничения, вполне могут быть вещи или действия просто для эстетического удовольствия, «для души». Их немного, но зато самые-самые значимые для этого человека, он умеет радоваться довольствуясь малым, вне зависимости от материального достатка. Все продуманно и лаконично. Оптимизация жизненого пространства во всех проявлениях, концентрация на наиболее важном и нужном вместо распыления себя по мелочам, умение отделить главное от второстепенного, расставить приоритеты. Когда нам встречаются такие люди, впечатление они производят самое позитивное. Их скорее мало чем много.

Аскетизм Девиз «Исключительно необходимое». Крайняя, экстремальная форма минимализма. Часто тесно связана с религиозной экзальтацией, отречением от мирской суеты и переходом к духовной жизни, даже отшельничеством. Для обычной жизни аскетизм вряд ли подходит, все же мы живем в социуме. Настоящие, абсолютные аскеты — очень большая редкость.

Чаще всего отношение людей к материальным благам закладывается в детстве. Если ребенку надоедает игрушка и ему тут же покупают другую, есть риск вырастить потребителя без фантазии, которому интересно что-то только пока оно новое. И наоборот, если игрушек мало, развивается фантазия, мышление, воображение (пример: бесчисленные варианты игры в мячик, прыгалки). Также человек перенимает традиции семьи, но тут может быть и противоположный вариант — тот, кто вырос в семье заядлых «Плюшкиных» возненавидит хлам и будет все вышвыривать, а тот, кого во всем ограничивали — пуститься во все тяжкие шопоголизма.

Рассмотрим примеры проявления накопительства, минимализма и аскетизма в разных сферах жизни.

Жилище:
Накопителя-потребителя — дикая эклектика. Смешение стилей, с новейшей техникой и мебелью часто соседствует старая совковая («а как же ее можно выбросить, родители в свое время очередь отстояли и заплатили бешеные деньги»). Масса сувениров из поездок и надаренных на праздники, не обязательно имеющих художественную ценность («люди же дарили от души, это же память — нельзя избавляться, пусть стоит»). На подоконнике теснятся горшки с цветами, чаще всего пыльными и неопрятными, так как влалельцу не хватает времени ухаживать за ними — столько работы по дому, надо все пылесборники протереть! Многое откладывается «на всякий случай, на черный день».

«Я подошла к окну. На балкон намело снегу. Из снега торчали трехлитровые банки, который я берегла неизвестно зачем. Все-таки банка — полезная вещь. Там же, на балконе, одно на другом стояли два старых кресла, которые тоже было жаль выкидывать. А вдруг пригодятся на даче, хотя дачи у меня не было и не предвиделось.» © В. Токарева, «Звезда в тумане»

Примеры выше — самые отвратительные случаи накопительтсва, мещанские и мелочные. Но всякая медаль имеет две стороны, и не все люди, имеющие и накупающие кучу всего — ограниченные скопидомы. Есть люди очень интересные и неординарные и часто весьма любопытно побывать в жилище…
Накопителя-Творца — масса концептуальных, необычных вещей, купленных и найденных художниками, писателями, дизайнерами для вдохновения и творчества. Всего много, но рассматривать это очень захватывающе и интересно, вид необычайно живописный. Заставленная мастерская скульптора, забитое манекенами и тканями творческое пространство модельера, кабинет исследователя минералов со стендами коллекций — это и есть то, что называют «художественным беспорядком».

«Раньше я даже не подозревал, что пустоты, не забитые вещами, тут же оккупируют воспоминания. Возможно, эта мысль уже посещала меня – иначе как объяснить то, что мой парижский дом задыхается от предметов, мне по большому счету не нужных и никак со мной не связанных. Там и шагу не ступишь, чтобы не наткнуться на напольные вазы, переносные ширмы, воздушных змеев, морские раковины, африканские и венецианские маски, кресла-качалки, курительницы для благовоний, неработающие игровые автоматы, светильники в виде бивней слонов и бивни слонов в чистом виде. Мне все равно, где покупать вещи, – на всех двенадцати блошиных рынках Сент-Оэн, в антикварных магазинах или на аукционе. Мне важно покупать их.
– Твоя страсть к вещам похожа на паранойю, – говорила мне Мари-Кристин.
– Какие тайны ты хочешь ими завалить? – говорила мне Анук.»© В. Платова, «Анук»


Минималиста — много света и простора, вне зависимости от размера жилплощади. Все обустроено очень логично, продуманно до миллиметра, ничего лишнего. Природные материалы, лаконичный дизайн мебели, спокойные тона. Сугубо декоративных предметов — максимум один-два, зато это по настоящему самобытные, эстетичные вещи «с историей», значимые для владельца, очень индивидуальные. Картина, авторский светильник или полка с любимыми книгами — они не дают квартире стать похожей на безликий номер бюджетного отеля и в тоже время их красота только подчеркивается окружающим пустым пространством.

«Вещей было мало, но в каждой чувствовался отпечаток личности, каждая что-то говорила о хозяйке. И кушетка у дальней от окна стены, в самом уютном углу, и самодельный светильник у изголовья со специальной полочкой для книг, и низкая маленькая скамеечка, стоявшая там же, на случай, если книг для вечернего чтения окажется слишком много, и кактусы на подоконнике в ярких жестянках из-под японского пива и, кажется, единственное в комнате украшение – сухая ветка дикого уссурийского винограда с черными сморщенными ягодами и длинной плетью, петляющей чуть ли не до полу. Чистенькая женская берлога, где, наверное, так приятно вечерами пить чай с вареньем, где можно весь выходной проваляться в постели с книжкой – берлога, в которой, если нужда заставит, не страшно зимовать…
Девушка все сидела в своем кресле, откинувшись, скрестив руки на груди и вытянув ноги в носках. Поза была не слишком женская, но ей шла. Впрочем, проблема «идет – не идет» беспокоила ее мало.
Батышев встал, подошел к книжным полкам и стал просматривать корешки. И вновь его кольнула незлая зависть: библиотека незнакомой женщины была такой же частью берлоги, как светильник у кровати или сухая ветка на стене.
Тут не было подписных изданий, не было вообще книг необязательных, купленных потому, что так принято, потому что другие берут, потому что вдруг завтра понадобится, потому что как раз оказались свободные деньги, потому что стоят – хлеба не просят. Книжки были из тех, что добываются по одной, и любую из них так легко было представить на низенькой скамейке возле кушетки.
Да, с таким запасом на полках можно было сосать лапу, не вылезая из берлоги.
Батышев повернулся к Марине и сказал:
— Отличная библиотека! Книжки – одна к одной.
— Оля вообще умная, — отозвалась Марина.
— Чувствуется. Знаете, собраны как вещи для похода: все необходимое и ничего лишнего…
Батышев усмехнулся пришедшей мысли, подумал немного и сформулировал:
— В принципе, библиотеку и надо собирать так, словно потом придется тащить ее на собственной спине.» © Л. Жуховицкий, «Двое на острове»


Аскета — главное, чтобы были стены и потолок. Примеры — монашеская келья, пещера отшельника.
«В горах монашеская келья,
Лежу один я на полу,
Циновка кем-то здесь постелена
И свечка белая в углу.» © П.Плонин


Питание:
Накопителя-потребителя — настоящий культ еды, при этом всякой и без разбору, много фаст-фуда, обилие кетчупов и майонезов, еда по принципу пожирнее да повкуснее. От очень быстрого приготовления типа пельменей из пакетов до сложносочиненных майонезных салатов, на приготовление которых уходит целый день перед праздничным вечером, и, естественно, праздник уже не в радость.

Минималиста — надежные и проверенные рецепты простых в приготовлении, вкусных и полезных блюд. Всегда есть что быстро приготовить и на каждый день, и для внезапно нагрянувших гостей. Есть отработанные «фирменные блюда».

Аскета — вода и черствый хлеб.

Одежда и косметика (это будет больше для женщин, т.к. мужчинам в этом плане на порядки проще)
Накопителя-потребителя — шкаф ломится от разнообразной одежды, любых стилей, фасонов, размеров. Что-то куплено на распродаже (потому что дешево и надо хватать пока не разобрали), что-то хранится на случаи «а если похудею», «а если снова будет модно», а этот жуткий свитер связала бабушка, нельзя выбросить, а то обидится. При забитом гардеробе надеть, естественно, нечего, и найти там что-то по утрам очень сложно. Перед празниками — вообще катастрофа, в самый последний день накануне снова беготня по магазинам где впопыхах покупается что-то «нарядное» — будущее дополнение к остальному мертвому грузу шмотья. Полочки в ванной заставлены баночками и тюбиками с различными притирками, косметики очень много — от дорогой до копеечной, в зависимости от достатка. Покупается она наобум, под влиянием рекламы или вау-импульса.Если что-то не подошло — не используется, валяется пока не протухнет, и опять покупается новое.

Минималиста — вещей не так много, но зато качественных, стильных, идеально подходящих владельцу. Все носится с удовольствием и постоянно, легко комбинируется между собой. Комплект как на каждый день, так и на праздник составляется за считанные минуты. То, что одевается всего один раз (вечернее платье, карнавальный костюм) берется напрокат вместо покупки. Косметики тоже немного, каждое средство покупается обдуманно, после чтения отзывов в инете и тестов в магазине, идеально подходит к типу кожи, возрасту и внешности владелицы, радует и украшает ее.

Аскета — все, что требуется от одежды — прикрывать тело. А для ухода за собой воды и мыла вполне хватит.

Работа и дела:
Накопителя-потребителя — режим вечного дедлайна, суета, бурная и чаще всего бестолковая деятельность. Неумение планировать, адеватно оценить свое время и возможности, расставить приоритеты. Стол завален кучей бумаг и листиков, органайзер пухнет от дел… Это и есть то, что называется «крутиться как белка в колесе».

Минималиста — четкая, логичная, продуманная организация дел. Способность грамотно планировать и распределеять врем. Минималист никогда не будет хвататься за кучу дел сразу, сосредоточится на всего нескольких приоритетных, зато доведет их до совершенства. Отсекает лишнее без жалости. В итоге хватает времени все успевать по работе и полноценно отдыхать.

«Все мы ежедневно делаем кучу дел не потому, что нам так хочется или нравится, а потому, что так „положено“, потому что так делала мама или завещала делать бабушка, потому что так стыдно и перед людьми неудобно, потому что страшно выглядеть неряхой, жадиной или лентяйкой. Все чистят зубы — и ты чисти, все крутят на зиму консервы — и ты крути! А ведь никому не приходит в голову одна простая вещь: стоит только подвергнуть сомнению свои действия и желания, и каждого из нас ждет масса не всегда приятных открытий. Например, купить фрукты-овощи на рынке порой может оказаться дешевле, чем тратить время, бензин и нервы на дачную поездку, охрану урожая от мародеров и переживания о засухе. Оптимизация — это оценка и расстановка приоритетов, раскладывание по полочкам и вынос на мусорник всего того, что на полочках не помещается или смотрится откровенно убого. Оптимизация — это конструктивная лень и выбор варианта, который максимально результативен, полезен, удолбен. Это устранение из жизни вечного неуспевания и раздражения.» © Е. Шацкая, «Оптимизация»

Аскета — отречение от мирских дел и суеты, размеренная и тихая работа в послушании, пост и молитвы, мантры, медитация.

Компьютер и интернет-активность:
Накопителя-потребителя — пестрая заставка на рабочем столе, десктоп забит ярлычками, а винчестер — программами, фотками, фильмами. Все хранится хаотично, найти что-то очень трудно, работа системы медленная. В браузере — масса открытых вкладок, различные блоги, форумы, серфинг по разным ссылкам. Множество «друзей» в соц сетях, спамящих френдленту тупыми баянистыми цитатками и картинками, а удалить из друзей «нельзя, как-никак одноклассник бывший, обидится же человек». Интернет отбирает кучу времени: «зашел в сеть с утра, а тут уже и вечер наступил»

Минималиста — отлично продуманное хранение информации. Пустой рабочий стол с минимумом только нужных ярлычков. Цифровые фотоархивы тщательно отсортированы, оставлены только самые удачные и интересные фото. Понятные и простые имена файлов и папок, четкая структура, легкий поиск и быстродействие. В интернете — почтовый сервис с хорошим спам-фильтром, все интересующие блоги собраны вместе, в социальной сети — только по-настоящему интересующие люди и близкие друзья. Все пребывание в инете, не связанное с работой или учебой занимает от силы час в день.

Аскета — какой еще компьютер и интернет? отречение от мирских дел и суеты, размеренная и тихая работа в послушании, пост и молитвы, мантры, медитация.

Минимализм - мой взгляд. Плюсы и минусы. Люди-минималисты, вдохновляющие меня

Для меня минимализм — предпочтение качества количеству. Лучше меньше да лучше. Лучше ничего, чем что попало.
Плюсы:
— минималистичный, не перегруженный деталями интерьер идеален для отдыха и релаксации после трудового дня. (пример: лаунж-зоны в клубах)
— каждодневная экономия времени — минималистичный интерьер легко содержать в порядке и чистоте, меньше времени тратиться на поиск вещи, их немного и у каждой свое место (пример: время, которое надо было потратить на вытирание разных штучек и лишней мебели или поиск носков можно применить на более приятные вещи)
— гардероб в минималистичном стиле позволит всегда выглядеть хорошо. Такие вещи легко комбинируются, сочетаются с любыми акссесуарами и обувью. Никогда не будет ситуации «полный шкаф одежды, а одеть нечего» (пример: маленькое черное платье, изобретенное Шанель)
— экономия денег. Это не синоним мелочности и скупердяйства, экономия не всегда очевидна — вместо груды дешевого барахла минималист может купить одну вещь которая стоит в 3 раза дороже чем вся эта куча, зато эта вещь будет служить долго, использоваться регулярно и радовать владельца, в то время как барахло у большинства так и будет припадать пылью по углам и быстро придет в негодность. (антипример — подруге муж выделил деньги на покупку парфюма, а она вместо нормального фирменного аромата купила кучу базарной вонючей дешевки, мол, менять можно часто. А смысл менять разные сорта дерьма? Так эти клопоморы и покрываются плесенью на полке ванной)
— минимализм дает простор для творчества и фантазии. (пример: вместо того, чтобы бегать по лавкам и нахватать кучу сувениров в турпоездке, которые к тому же 95% — китайский ширпотреб, лучше поискать необычные места и сделать красивые фото, а дома составить интересный коллаж из них)
-в жизненном пространстве минималиста нет места чему-то наносному, случайному. Все просто, ясно, продуманно.

Минусы.
— на любую хорошую идею всегда находятся тупые люди, которые понимают своим черно-белым мышлением все чересчур буквально. Из серии «Заставь дурака богу молиться, он и лоб расшибет». Такие воспринимают минимализм просто как призыв все тупо и без разбору выкидывать из дома, превращая жилище в подобие безликой тюремной камеры. И начинается коверкание и извращение идеи, нездоровый фанатизм. Пример: недавно читала здесь статью о минимализме, в которой в агрессивно-поучающей манере призывали выкидывать книги и качать электронные. Выбрасывание книг — это, не побоюсь этого слова, херня. Простые деревянные полки с книгами (опять же, не случайными, а любовно подобранными, теми, к которым хочется возвращаться, перечитывать, прикасаться, которые хочется передать детям) — лучшее украшение дома минималиста, очень индивидуальное. И, кроме того, есть много редких книг, которых в инете нет и никогда не будет, а по литературной ценности они на голову выше современной попсы. Но ограниченные фанатики не видят разницы между материальными и духовными ценностями, увы. Система «Флайледи» тоже мне во многом не нравится, есть спорные моменты — казалось бы, освобождение, а на самом деле — самопорабощение, такой вот парадокс.

— ДОРОГО! почему-то самое минималистичное и простое на вид — самое дорогое! Например, мебель, одежда. У меня была эпопея с поиском дивана — хотела абсолютно простой, без «свистелок и перделок», но такие стоили баснословно дорого, втрое дороже помпезных и вычурных. Года два искала бюджетный и простой вариант.

Пример гуру минимализма для меня — моя… бабушка! Звучит странно, так как обычно пожилые держатся за старье и хлам. Но она всегда без жалости избавлялась от лишнего, дом сиял чистотой и простором, она очень выделялась этим среди соседок. Теперь, когда родители хотят что-то сохранить «на всякий случай», мол, «мы не миллионеры чтобы все выкинуть», я им говорю «а бабушка пережила войну и воспитала 6 детей но не боялась избавится от лишнего».

Многие великие люди были минималистами. Вот отрывок из биографии А. Ахматовой, автор К. Чуковский:

«Из воспоминаний об Анне Ахматовой» Корней Чуковский.
«Она была совершенно лишена чувства собственности. Не любила и не хранила вещей, расставалась с ними удивительно легко. Подобно Гоголю, Аполлону Григорьеву, Кольриджу и другу своему Мандельштаму, она была бездомной кочевницей и до такой степени не ценила имущества, что охотно освобождалась от него, как от тяготы. Близкие друзья ее знали, что стоит подарить ей какую-нибудь, скажем, редкую гравюру или брошь, как через день или два она раздаст эти подарки другим. Даже в юные годы, в годы краткого своего „процветания“, жила без громоздких шкафов и комодов, зачастую даже без письменного стола.
Вокруг нее не было никакого комфорта, и я не помню в ее жизни такого периода, когда окружавшая ее обстановка могла бы назваться уютной.
Самые эти слова „обстановка“, „уют“, „комфорт“ были ей органически чужды – и в жизни, и в созданной ею поэзии. И в жизни и в поэзии Ахматова была чаще всего бесприютна.
Конечно, она очень ценила красивые вещи и понимала в них толк. Старинные подсвечники, восточные ткани, гравюры, ларцы, иконы древнего письма и т.д. то и дело появлялись в ее скромном жилье, но через несколько дней исчезали. Не расставалась она только с такими вещами, в которых была запечатлена для нее память сердца. То были ее „вечные спутники“: шаль, подаренная ей Мариной Цветаевой, рисунок ее друга Модильяни, перстень, полученный ею от покойного мужа, – все эти „предметы роскоши“ только сильнее подчеркивали убожество ее повседневного быта, обстановки: ветхое одеяло, дырявый диван, изношенный узорчатый халат, который в течение долгого времени был ее единственной домашней одеждой»

«Уже тогда, в первой юности, Анна догадалась, ни разумом, а мощным, почти звериным инстинктом: чтобы выжить в эпоху войн и революционного террора, как красного, так и белого, надо научиться жить ничего не имея – в благословенной нищете, освободившись от чувства собственности и все свое нося с собой и в себе. Не поэтому ли с такой легкостью раздавала-раздаривала всё: вещи, деньги, книги, рукописи, как если бы это был не только лишний, но и опасный груз? Все ее имущество помещалось в маленьком ящичке-укладке, а было там: новгородская икона, единственный сохранившийся после бездомья подарок Гумилева, легендарные четки, еще несколько маленьких иконок, старая сумочка, знаменитый испанский гребень…» ©